здесь, чтобы уйти

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 1001 (список заголовков)
12:01 

последние дни думаю о людях. столкнулся с такой условностью в компании, когда человека не принимают (лишний человек в тусовке). и дело не в том, что общение может не сложиться, или человек неадекватный, а чистая формальность. условность. когда по "определенным" (а на самом деле неопределенным — из-за чего иногда и выходят коллапсы системы) правилам, которые еще и негласные, вводить человека в компанию моветон. чисто социальная штука

также ощущаю неуважение к людям со стороны себя. из-за этого множество хуйни как мне кажется. например, не могу чему-то учиться у людей, потому что считаю их недостойными. чувство собственной важности, неуважение, и чувство собственного предназначения — не гуд

@темы: 1001, подумалось

09:11 

капля по капле, нейрон за нейроном, ты вытечешь вон

эта стригущая под газон депрессия
да эуль да

@темы: 1001, i, мыслимысли мозг мой вынесли

09:06 

надменность, наверное, одно из самых неприятных качеств в людях.
под взглядом людей, обладающих этим качеством, я становлюсь маленьким, шарю по карманам в поисках того, что я им должен
"никто никому ничего не должен"
завести семью, наделать детей, добиться успеха, говорить о политике, культуре или искусстве, попивая вино и оттопырив мизинец.
это взгляд даже не сверху вниз, и уж тем более не оценивающий( хотя, так может показаться), это
взгляд разочарования( или даже не разочарования, ведь очарования-то небыло. скорее безочарования), взгляд обманутых надежд( хотя, там и не бывает, обычно, надежд) - обманутых, будто ты ждал собеседника, который будет так же серьезенвеселзнаменитен, чтобы поговорить о работеискусствекультуреуспехе-

хаслхасл.
это взгляд полный неприятия, непройденного тобой фейсконтроля, разности систем и координат.
по идее, тебя и не должны были видеть, раз тебя там нет, но их поставили перед фактом, что вот он ты, у тебя есть руки, ноги и прочее, ты говоришь, и совсем не обращаешь на них внимания.
наверное, надменность одно из нелюбимых мной качеств.

@темы: 1001, А.Б., Й.Я., подумалось

11:05 

северный сменился на южный

Я иду встречать его туда же, куда и всегда - на старое место возле леса.
я выхожу из-за поворота и вижу его; стоит: только с поездаавтобусатрассы, с кучей сумок с обгоревшим лицом и со своей детской улыбкой.
пятнадцать... десять... шаги между нами сокращаются. я чуть не срываюсь на бег.
и чем ближе я подхожу, тем сильнее в груди нарастает тремоло, какая-то тяжесть и опасение.

он рассказывает мне про юг, про всехэтихкрасивыхлюдей, про ростов, про гофмана, поезда, самолеты, море и утриш.

он смотрит на меня, или точнее даже не на меня, а куда-то так мечтательно, и говорит: я здесь мерзну. и сразу же будто небыло этих десяти дней, этого каждодневного ожидания, закладывающего уши, будто шум двигателя, в последние дни, небыло этих писем, ответов, слов. и это тремоло внутри начинает накручивать меня на свои шестерни, выдавливая из мне пустоту.

я сижу и молчу, слушая этот роадмуви, свернув окно сознания в трею. я слушаю, и мне нечего сказать.
и мне становиться дико стыдно за себя, за свою жизнь, за то, что я сделал/не сделал.
это искусство полунамеков направленное на разрушение. оно оставляет почти не видные глазу следы, полосы, тоньше волоска, где-то внутри. а потом появляются линии, чуть заметные. но ты смотришь на огромную пыхтящую махину, чугунно-стальной механизм себя, свое второе дно, и думаешь, с усмешкой, что эти царапины, так, фигня. но с каждым днем они все глубже и шире, и через какое-то время ты уже наблюдаешь клапаны и втулки своего работающего сердца через брешь в основании, будто под ножом у хирурга. только брешь все сильнее ржавеет и расширяется.

и ты думаешь: "а как же все то, что было?" и вспоминаешь "все то, что" и смотришь на северного. ТЫ смотришь на северного. и не видишь того северного, прохладного дуновения. ты достаешь из кармана фотографию, еще снятую на зенит, и начинаешь сравнивать. вроде, такие же русые волосы, такое же округлое почти детское лицо, которое может в миг становиться жестким, те же губы, только немного обгоревшие на юге, та же походка, манера говорить, неизменный паллмалл, светящиеся глаза
"радужка цвета киви"
и вроде бы все то же. и ты идешь с ним рядом, неся сумки, а наперевес фотографию. даже уже спишь, точнее не спишь, а лежишь рядом с северным, а у самого в руках его фото. и сравниваешь. и тут ты замечаешь что-то, с первого взгляда ничего особенного, не бросающееся в глаза, на фотографии. и почти вскакиваешь - что это?
то ли выражение лица, то ли кеды, то ли пейзаж. мало ли...
а потом ты лежишь и качаешь головой, замечая все новые и новые огрехи.

а потом ты думаешь: "кто этот человек?"
а он, будто читая твои мысли, спрашивает: "кто вы, молодой человек? я вас не знаю"

а ты смотришь уже в другую сторону и думаешь
"наверное ветер, как и любовь, величина не постоянная"

@музыка: комитет охраны тепла

@темы: Й.Я., А.Б., i, 1001

11:34 

детектив мямлоу

мы с йя сидим на кухне, в его квартире. как-то давно, когда мы еще вместе учились в университете, он рассказывал про нее.
мы сидим на кухне, в квартире, где все буквально слетает с его тогдашних слов. все, до мельчайших подробностей - это маленькое помещение, со старыми истертыми обоями, которые свисают, желтые от сырости, уголками возле батареи; со столом из дсп, еще советского пошиба, газовой плитой, вечно подтекающим и дребезжащим, как престарелый дед, краном, и дверью, открывающейся во внутрь так, что входившему/выходившему нужно протискиваться в узкую щель между столом и стеной, пробираясь по нагромождениям бутылок. словом, попасть в этот чуланчик для еды практически невозможно, не говоря уже о том, чтобы комфортно разместиться внутри.
йя говорит
... он рассказывал мне о сестрах скорби
говорит
ну, ты помнишь - три сестры, всюду следующие за героем де куинси. конечно, это довольно пафосное сравнение, но, ты ведь знаешь, что он мог заглянуть глубже любого из тех, кого я когда-либо встречал. хотя бы потому, что никогда не разменивался на что-то иное - завидная целеустремленность умирающего.

мы с северным идем по аллеи, к его дому. уже довольно поздно, и начинает холодать. поднявшийся ветер заставляет меня закутаться поплотнее в куртку. северный идет не сбавляя шаг. он уже не здесь. уже, в совершенно других мирах, на других планах - где-либо, только не здесь. nowhere
выпуститменотсюдвыпуститеменяотсюдавыпуститеменяотсюда
он идет, а реальность под кедами, начинает извиваться, словно боясь его поступи, словно не выдержит. северный становится камнем
мы идем вдоль аллеи, к его дому. вдруг, он останавливается, поворачивается ко мне
говорит
знаешь, есть люди, которые вертят землю. она была одной из них



йя откупоривает бутылку вина,
говорит
понимаешь, он как алтарь...эмм
говорит
алтарь для всех трех
(смеется)
помню, он как-то написал мне, что его клетки убивают друг друга, будто бы чужие. может так оно и есть. может внутри него идет побоище, война всех этих лейкоцитов, тромбоцитов и прочей анатомической дряни. какое-то самоубийство с таймером
йя лезет за стаканами, насвистывая какую-то неразборчивую мелодию. я воюю с зажигалкой, наконец прикуриваю, затягиваюсь
говорю
когда люди стареют, у них начинает все болеть. я так часто слышал от своей бабушки про больную спину, что теперь старухасмерть выглядит не меньше, чем ангелом милосердия
йя смеется. он стоит надо мной, словно мать настоятельница - на лице глупая ухмылка, а в каждой руке по стакану.
я продолжаю
...и не только в спине дело, понимаешь, в общем
говорю
а на внутреннем уровне то же самое, только наблюдаешь за всем процессом, как бы, с другого конца. ну, то есть, когда у тебя начинает все болеть внутри… внутри нутра, в твоем втором дне, болеть до отвращения, до судорог, когда ты готов выблевать себя из себя, ты начинаешь понимать, что вся твоя внутрь стареет. sludgesludgesludgesludge&агония
йа разливает вино и садиться напротив меня. мы пьем молча, не чокаясь.

северный тоже любит лес. примерно, настолько же, как и я
мы блуждаем серпантином тропинок, исчезающих бесследно и появляющихся из ниоткуда. они буквально ведут нас – то ли туда, куда хотят сами, то ли туда, куда, на самом деле – по правде – нужно нам; а может, эти маршруты совпадают. я не совсем уверен
поворот за поворотом пространство начинает слоиться, границы смазываются и расплываются. каждую секунду, реальность, выскальзывает из цепких – до этого – лапок моего бокового зрения. реальность становиться песком-сквозь-пальцы; частью меня, как я – частью его.
медленно и вязко , будто слышишь, возвращаясь из забытья, будто слышишь зажеванную магнитную пленку, выплывает разговор
…ыл на концерте бг. его там спросили - чего с возрастом стало больше - вопросов или ответов? так вот, он сказал, что с возрастом и вопросы и ответы исчезают. просто начинаешь получать бешеный кайф от жизни.
вечно молодой.



я стою возле подъезда йа. на улице мерзкая погода, идет мелкий дождь. будто помехи в эфире. может, антенна на моей голове погнулась ( видимо задел о потолок в подъезде) и теперь дает сбои? в наушниках голос васильева поет
я бы рассказал тебе все, что знаю. только об этом нельзя говорить
я закуриваю и думаю
он рассказывал мне о том, о чем нельзя говорить
думаю
он рассказывал мне о сестрах скорби…

@музыка: the mars volta

@темы: 1001, А.Б., Й.Я.

15:48 

гиперборея

а.б. звонит, такой, и
говорит мне в трубку… у меня тогда еще
был старый телефон с почти сдохшим динамиком, так что, приходилось
переспрашивать по сто раз . Так вот, он говорит

ты знаешь, что такое гиперборея?

я по привычке, вместо ответа, пожимаю плечами, забыв, что мы
говорим по телефону. но он продолжает, будто бы увидев этот жест – он вообще
частенько видит то, что могу видеть только я. по крайней мере, мне так всегда казалось. он продолжает

гиперборея – это легендарная страна из древнегреческой мифологии…

тут он демонстративно замолкает, давая осознать
сказанное. видимо он рассчитывает на какую-то лавину эмоций, после его
просветительства, но, впрочем, я думаю, что он делает это для того, чтобы потом
с интонацией приходится-все-тебе-разжевывать завершить свою мысль.
я молчу, и он говорит

в древнегреческой мифологии, из гипербореи приходил аполон – бог красоты.
понимаешь? то есть, оттуда приходил сам символ красоты…

я уже начал понимать, к чему он все это ведет, но слушал
...борей же, это северный ветер, а
приставку гипер, можно перевести, как за. получается, что это страна за
северным ветром; вот откуда, наверно, приходят красивые люди.

@темы: 1001

15:41 

...

- я тут подумала и решила, что я все-таки зеленый.
- ты - это, в первую очередь, цвета.

мы - очень разное; в том плане, что мы - это всегда цвета, или,
скажем, элементы; мы - это стихии, животные, боги, гении; у нас по тысяче имен
на брата, у нас есть порядковые номера, вкусы и запахи; мы - очень разное, но
никогда не люди.

@темы: 1001

15:10 

heroin and your veins

а еще с ней можно было подолгу молчать; даже, когда разговаривали по телефону. у каждого есть такой человек, и у меня, им была она. мы сидели: я на подоконнике в спальне, рядом с фарфоровой статуэткой дамы в стиле ампир. у меня в руке неизменно была кружка с горячим чаем, из колонок доносились звуки club of gore, а она… она, наверно, сидела на полу, в такой же кромешной тьме, разрываемой лишь подсветкой монитора, перед ней стоял глиссе, который она сварила сама, добротно заправив его пломбиром;

признак гостеприимства – говорила она

так мы сидели и молчали, приложив свободной рукой телефонную трубку к уху, наматывали километры тишины по невидимой сети. бывало, мы замолкали посреди какого-нибудь разговора, и больше так не произносили ни слова. роуминг тихо и равномерно поедал мои… или ее деньги, а агенты спецслужб начинали нервничать, ерзая в креслах, пока не взрывались паникой

почему они молчат?! - вскрикивали они
где же раскрытые тайны, выболтанные секреты, скелеты, вываленные из шкафа etc.? где это все?

бобины записывающих устройств накручивали наше дыхание на пленку, и больше ничего. а головы агентов – знаете, как это бывало у берроуза – начинали вдруг раздуваться, будто накачивались гелием, краснеть, а голоса становились все тоньше и тоньше. и все это до тех пор, пока из глаз не брызгала тонкая струйка крови. только черное и красное – отличный стильненький noir.

@темы: 1001, Й.Я.

главная